КОНТАКТЫ:
+7(812)946-57-56
info@historical.pro
Восточный фронт 1916 года

Восточный фронт (1916 г.)

Военные планы русского командования на 1916 год. В кампанию 1916 года русское командование решило окончательно выбить врага с занятых им территорий России и закончить войну в Берлине. На совещании в Шантильи, союзное командование определило всеобщее наступление русских фронтов на германском фронте, в связи с переброской огромных и боеспособных контингентов германских войск на Запад.[1] Ставка планировала ударить силами Западного фронта на Вильно, и совместно с Северным выгнать немцев из Польши и Прибалтики[2]. На Юго-Западный фронт возлагалась задача сдерживания австрийских и германских сил в Галиции, дабы не дать их перебросить в Южную Польшу.

Нарочская операция. Критическое положение французов под Верденом, заставило русское командование предпринять силами Западного фронта наступление в Нарочских болотах в феврале-марте, отвлекая на себя силы немцев из-под Вердена. Северный фронт решил наносить удар из Якобштадского укрепленного района, где русские владели обширной предмостной позицией на левом берегу Двины, в направлении на Поневеж. Однако ген. Куропаткин, главнокомандующий фронтом, не развил наступления за пределы сильной демонстрации. Западный фронт вместо того, чтобы избрать наиболее выгодный для удара район во имя взаимодействия с северным фронтом, решил наступать своим правым крылом, граничившим с северным фронтом, от района озера Нарочь на Вилькомир. Но так как стык между фронтами лежал в бездорожной болотистой местности, то это направление крайне затрудняло успешное развитие активных действий. Атаковавшая здесь группа ген. Балуева (V арм., II Сибирский и XXXVI армейского корпуса) в промежуток 18—28 марта имела небольшие успехи: на фронте около 6 километров неприятель был потеснен на 2—3 километра назад.

Атака велась, по французскому образцу, на узком фронте, значительными массами; германцы легко брали под перекрестный огонь наступавшие части и подходившими подкреплениями без затруднения питали короткий атакованный участок. Началась оттепель и распутица, реки вскрылись, поля и дороги обратились в сплошное болото, и наступление захлебнулось в грязи. Через две недели германцы контратакой отбросили нас в исходное положение. Потери, достигавшие в некоторых частях 50%, сами по себе не представляли грозного явления. Хуже было то, что германцы, одержав в предыдущем году ряд успехов в наступательных операциях, теперь на своем сравнительно слабом западном фронте отбили начисто несерьезно подготовленную, не вовремя начатую, но крупную наступательную операцию русских войск.[3]

В марте, командующий 8-ой армией генерал А.А.Брусилов сменил на посту главнокомандующего Юго-Западным фронтом Н.И.Иванова. И в его ставке, в Бердичеве при участии генералов Дитерихся и Клембовского и начальника артиллерии фронта – Ханжина, началась разработка плана наступления[4]. На совещании в Ставке, 22 апреля 1916 года, план наступления был встречен прохладно, но при поддержке генштаба М.В.Алексеева и Верховного Главнокомандующего, план был утверждён. Бывший командующий фронтом, Н.И.Иванов, сомневался в успехе наступления, т.к. наступление, проведённое им в декабре - январе, силами 7ой и 11ой армий перед мощными австрийскими позициями окончилось неудачей. Брусилов приготовился нанести мощный артиллерийский удар по всему фронту и наступать со всех участков фронта, позже выделив силы на самый успешный участок. Тактика наступления отличалась новизной и учётом опыта войны. Наступать предполагалось 4мя волнами, 1ая волна после артподготовки, штурмовыми группами захватывала неприятельские окопы, 2ая волна удерживала их от контратак противника, 3я волна продвигалась дальше, а 4ая организовывала преследование противника. Главный удар предназначалось нанести силами 8ой армии А.М.Каледина на Ковель, для окружения немецкой группировке в Польше и соединения с силами Эверта. Силы Юго-Западного фронта в составе 4х армий – 8-ой (А.М.Каледин), 7-ой (Д.Г.Щербачёв), 1-ой (В.В.Сахаров) и 9-ой (П.А.Лечицкий) силами … штыков, шашек и орудий. Им противостояла германо-австрийский фронт силами…

Всеобщее наступление русской армии на Юго-Западном фронте. Вскоре, австрийцы начали наступление на итальянском фронте, и тревожные телеграммы с просьбой о помощи, заставили русскую Ставку нанести удар раньше намеченного срока. И 22 мая (4 июня) 1916 года, Юго-Западный фронт полностью перешёл в наступление. Как и предполагалось, артиллерия смела австрийские укрепления, и 4 волны пехоты выбили противника, обратив его в бегство.

Результат был ошеломляющим – только к  полудню  24  мая  было  взято  в  плен  900  офицеров,  свыше 40  ООО  нижних  чинов,  77  орудий,  134  пулемета  и  49  бомбометов;  к  27  мая  уже  было  взято  1240  офицеров,  свыше 71  ООО  нижних  чинов  и  захвачено  94  орудия,  179  пулеметов, 53  бомбомета  и  миномета  и  громадное  количество  всякой другой  военной  добычи[5], уничтожив 2 и разгромив 3 австро-венгерские армии, русские армии Юго-Западного фронта продвинулись вперёд на 200 км. Это был оглушительный успех, который развить оказалось нечем. 11  июня  в  состав  Юго-Западного  фронта  была передана  3-я  армия  генерала  Леша,  и  Брусилов поставил задачу 3-й  и  8-й  армиям  —  разбить  противостоящего  противника  и овладеть  районом  Городок  —  Маневичи;  двум  левофланговым  армиям,  7-й  и  9-й,  —  продолжать  наступление  на  Галич и  Станиславов  и,  наконец,  центральной,  11-й  армии,  —  удерживать  занимаемое  положение.  С 11  по  21  июня  войска  Леша и  Каледина,  во  исполнение  данной  им  задачи,  производили необходимые  перегруппировки  своих  сил.  В  это  же  время 8-й  армии  Каледина  пришлось  отбивать  многократные контратаки  вновь  подвезенных  с  других  фронтов  многочисленных  германских  полчищ,  стремившихся  прорвать фронт  8-й  армии  и  отбросить  ее  к  Луцку.

Сражение у Сморгони. Тем временем, из-за плохой погоды, наступление на Западном фронте откладывалось до начала июля. Западный фронт генерала от инфантерии А. Эверта должен был нанести главный удар на участке усиленной десятой армии у Сморгони — Крево. Но, узнав о переброске сюда девяти дивизий противника, командующий не решился отдать приказ о наступлении. Атаковать было решено на Барановичи[6]. У Сморгони ограничились демонстративными действиями. Вот строки из газетных сообщений тех дней: «В районе Сморгони и на участке к северу от Крево нами захвачены пленные и пулеметы».  «Наши летчики бомбили район местечка Солы. В налете участвовала эскадра из 6 аппаратов, сбросившая 48 бомб. Наши летчики и аппараты вернулись невредимыми, несмотря на неприятельский обстрел».  «Северо-восточнее Сморгони, в районе дер. Мартышки (сегодня — Березы), удачным ударом мы захватили ночью часть неприятельских позиций».  «В районе Крево ранен разрывной пулей в бедро полковой священник иеромонах Анатолий. У проволочных заграждений противника он выполнял свои пастырские обязанности около раненых и умирающих разведчиков, бывших в ночном усиленном поиске». «К северу от Сморгони, в районе дер. Черняты наши части овладели участком неприятельских позиций»[7]. В ответ немцы сами начали активные действия против русских войск. Отступление 4 австрийского корпуса грозило окружением Силезскому ландверному корпусу германцев под командованием ген. фон Войрша, который противостоял атакам у Барановичей. И германцы, предприняв несколько газовых атак у Сморгони. Решили прорвать фронт там. На высоте 72.9, прозванной «Золотая горка» батарея немцев обстреливала буквально всё, благо пологая местность позволяла видеть все участки фронта[8]. И за эту высоту шли самые жестокие бои у «Русского Вердена», где и наступающие и обороняющиеся несли громадные потери, главным образом в рукопашных и газовых атаках. Атаки 18 июля, 2 и 15 августа, не привели ни к каким результатам, кроме больших потерь с обеих сторон и ожесточения русских из-за газовых атак немцев.

Брусиловский прорыв. На Северном фронте 12 армия после попытки отбросить немцев ещё дальне от Двины не привела к особым результатам, но к большим потерям.  А немцы попытались снова отбросить русских на Юго-Западном фронте, и в июле австро-германцы сосредотачивали силы для контрудара по русским, начав переброски своих войск из Франции  в район Ковеля, откуда они планировали провести наступление с целью остановки продвижения русской армии. А с вспомогательной целью войска австрийцев наносили отвлекающие удары. И 16 июня австрийцы контратаковали Луцк, между 7 и 9 армиями немцы нанесли удар. Группировка неприятеля состояла из 1 армии генерала Пухалло, 4 армия Трещинского и ударной группы генерала Марвица[9]. Армии рассчитывали бить в стыки армий Юго-Западного фронта и окружением заставить их отступить. Но вражеское наступление захлебнулось под русскими контрударами, и фронт перешел во всеобщее контрнаступление, которое продвинулось ещё дальше, и уже с середины июля и до 22 сентября ползучее двигалось по Галиции.

А решающие бои развернулись на реке Стоход, дабы прорваться к Ковелю и начать окружение германцев в Польше. С  1  по  15  июля  3-я  и  8-я  армии  производили  новую  перегруппировку,  подготовляясь  к  дальнейшему  наступлению  в  направлении  на  Ковель  и  Владимир-Волынский. К  этому  времени  прибыл  также  гвардейский  отряд,  состоявший  из  двух  гвардейских  корпусов  всех  родов  войск  и  одного  гвардейского  кавалерийского  корпуса.  К  этому  отряду  Брусиловым были приданы  два  армейских  корпуса,  и  он  вошел  в  боевую линию  между  3-й  и  8-й  армиями  направлением  на  Ковель. Он  получил  наименование  Особой  армии. В  этот  период  Сахаров  со  своей  11-й  армией  нанес  три сильных,  хотя  и  коротких,  удара  противнику;  в  результате этих  боев  Сахаров  продвинулся  своим  правым  флангом  и центром  на  запад,  заняв  линию  Кошев  —  Звеняч  —  Мерва  — Лишнюв,  и  захватил  в  плен  34 000  австро-германцев,  45  орудий  и  71  пулемет[10]. Результаты Брусиловского прорыва сам Брусилов оценивал так: «В  общем,  с  22  мая  по  30  июля  вверенными  мне  армиями было  взято  всего  8255  офицеров,  370153  солдата,  496  орудий, 144  пулемета  и  367  бомбометов  и  минометов,  около  400  зарядных  ящиков,  около  100  прожекторов  и  громадное  количество  винтовок,  патронов,  снарядов  и  разной  другой  военной добычи.  К  этому  времени  закончилась  операция  армий  Юго-Западного  фронта  по  овладению  зимней,  чрезвычайно  сильно укрепленной  неприятельской  позицией,  считавшейся  нашими  врагами  безусловно  неприступной. 

На  севере  фронта  нами была  взята  обратно  значительная  часть  нашей  территории,  а центром  и  левым  флангом  вновь  завоевана  часть  Восточной Галиции  и  вся  Буковина.  Непосредственным  результатом этих  удачных  действий  был  выход  Румынии  из  нейтрального положения  и  присоединение  её  к  нам. Эта  неудачная  для  нашего  противника  операция  была для  него  большим  разочарованием:  у  австро-германцсв было  твердое  убеждение,  что  их  восточный  фронт,  старательно  укреплявшийся  в  течение  десяти  и  более  месяцев, совершенно  неуязвим,  в  доказательство  его  крепости  была даже  выставка  в  Вепс,  где  показывали  снимки  важнейших укреплений.  Эти  неприступные  твердыни,  которые  местами были  закованы  в  железобетон,  рухнули  под  сильными,  неотразимыми  ударами  наших  доблестных  войск. Что  бы  ни  говорили,  а  нельзя  не  признать,  что  подготовка  к  этой  операции  была  образцовая,  для  чего  требовалось  проявление  полного  напряжения  сил  начальников  всех степеней.  Все  было  продумано  и  все  своевременно  сделано. Эта  операция  доказывает  также,  что  мнение,  почему-то  распространившееся  в  России,  будто  после  неудач  1915  года русская  армия  уже  развалилась  —  неправильно:  в  1916  году она  еще  была  крепка  и,  безусловно,  боеспособна,  ибо  она разбила  значительно  сильнейшего  врага  и  одержала  такие успехи,  которых  до  этого  времени  ни  одна  армия  не  имела.»

С 17 (28) июля начался второй этап Брусиловского прорыва – битва на Стоходе. 3я, 8ая и Особая армии с 17 июля по 22 сентября, вышли непосредственно к реке, но форсировать её, занять Ковель у них не хватило сил. Боевой дух гвардии был очень высоким, в строй вернулись подлечившиеся кадровики, подготовка была проведена в лучших традициях довоенного времени, новобранцы горели желанием отличиться в боях, в успехе никто не сомневался, а противником стояли австрийцы. Ничто не предвещало беды. Но за 2 дня до удара, германцы заменили австрийские части своими, сумели укрепить оборону. К тому же болотистая местность с оврагами, по словам очевидцев, было трудно придумать более гибельный участок наступления. Но и это не остановило решительного Брусилова. После мощной артподготовки, гвардейцы начали наступление. Шли колоннами, в полный рост, держа шаг как на параде. Неся при этом тяжелые потери от прицельного огня германцев. И у местечек Трыстень и Воронмин, гвардия прорвала оборону германцев, с боями взяв все 3 линии окопов, и вышли к реке Стоход. Но тут их встретила укрепленная полоса обороны немцев, о которую разбились атаки гвардейцев. Но и немцы находились в тяжелейшем положении. Их прижали к реке, через которую вела одна-единственная переправа, так что в случае прорыва линии, немцы были бы уничтожены, Стоход форсирован, и Ковель сразу оказался  в руках русских, если бы… были резервы! А у Особой армии их не было. Понеся огромные потери при попытках выйти к реке, при повторном наступлении 26-28 июля, активность в районе Особой армии временно прекратилась. Удар 3 армии, не смог принести каких-либо результатов, из-за вышеуказаных причин. 18-22 августа состоялось новое наступление на Ковель силами 8 армии, захлебнувшееся, как и прежние наступления. Правда, Особая армия ещё раз штурмовала Ковель, с 25 сентября по 3 октября, но опять неудачно.

Появление Румынского фронта. В это же время, на северном фронте несли потери и немцы, штурмовавшие Ригу и Сморгонь. А с августа открылся новый фронт – Румынский, т.к. под впечатлением от Брусиловских побед в войну вступила Румыния. К сентябрю месяцу, немцы полностью разгромили её армию, и вступили в стычки с русскими частями. Демонстрация на Татар-Базарджик (Добрик) привлекла к нему внимание составленного из очень слабых частей 47-го русского корпуса Зайончковского, а главные силы Макензена 6 сентября атаковали предмостные укрепления у Туртукая, 9 сентября у Силистрии, 18 сентября — вынудили боем отход корпуса Зайончковского. Румыны стояли тылом против болгар; лучшие части их наступали в Трансильванию, а на Дунае находились войска ополчения, плохо снабженные; в предмостных позициях на Дунае сдались целые дивизии. Эта неудача заставила румын оттянуть из состава армий, наступавших в Трансильванию, 4 дивизии на дунайский фронт. Алексеев, со своей стороны, счел возможным усилить Зайончковского только одной (115-й) третьеочередной дивизией. В промежуток между 26 сентября и 10 октября 9-я германская армия Фалькенгайна, которого на посту начальника генерального штаба сменили Гинденбург — Людендорф, ликвидировала все успехи румын в Трансильвании; румыны на всем фронте были отброшены на карпатские перевалы. 9-я русская армия продолжала медленное наступление на своем фронте, русское командование отнюдь не использовало открывавшиеся для него возможности обхода занятой австрийцами части Карпатского гребня через Молдавию.

За этими неудачами последовал погром в Добрудже Дунайской армии Зайончковского, образованной из русского 47-го корпуса и слабых румынских дивизий. 19 октября, получив в подкрепление одну германскую дивизию, Макензен перешел в наступление, уже 23 октября Макензен захватил линию Черноводы — Констанца и начал укрепляться севернее ее. Дунайская русско-румынская армия собиралась в северной Добрудже, Алексеев решил направить в Добруджу на помощь находившимся там 3 пехотные и 1 кавалерийскую дивизию, позже еще 5 пехотных и 1 дивизии кавалерии. 3 ноября началось прибытие русских войск. Таким образом, уже в октябре все опасности, вытекавшие для Австро-Венгрии из вступления в войну Румынии, были ликвидированы успехами Фалькенгайна и Макензена. Перед Людендорфом стояла следующая задача— нанесения Румынии решительного удара и захвата ее территории для использования ее богатых средств.

С потерей большей части Добруджи Валахия представляла длинный язык, вторгающийся между Венгрией и Болгарией, условно обеспеченный с севера Карпатами, с юга Дунаем. Ген. Алексеев особенно опасался, что германцы срежут этот язык у основания; наша Дунайская армия (ген. Сахарова) и отчасти левое крыло 9-й армии могли противодействовать такой операции, которая грозила полным окружением всех румынских войск. Но Людендорф наметил операцию, которая не обещала столь блестящих результатов, но зато направлялась по линии наименьшего сопротивления. Удар был намечен против наиболее выдвинутой, западной оконечности Валахии, где румынам всего труднее было собрать для отпора надлежащие силы. 11 ноября началось вторжение через перевал Вулкан частей армии Фалькенгайна, скоро распространившееся на весь западный участок Карпат от Орсовы до Ротентурма. Румынам в течение недели (21—27 ноября) удалось задержать немцев на реке Ольте. Но навстречу Фалькенгайну начал развиваться удар Макензена. Последний собрал новую «Дунайскую» армию на Дунае у Систова, в 220 километрах к западу, и 23 ноября, переправившись на левый берег, начал наступление на Бухарест, 1—3 декабря русско-румынские войска произвели энергичную контратаку. Дунайской армии грозило полное поражение. Подошедшая турецкая дивизия позволила Макензену удержаться до момента подхода левого крыла Фалькенгайна.

1 декабря наступление германцев возобновилось, и в ночь на 6 декабря был занят Бухарест. Ещё  30 ноября было решено сосредоточить на румынском фронте новую 4-ю армию ген. Рагозы, из 3 армейского и 1 кавалерийского корпусов. 7 декабря, после потери Бухареста, был сформирован новый южный фронт, которым управлял под номинальным главенством румынского короля ген. Сахаров. Русские подкрепления начали собираться только во второй половине декабря. Между тем к 16 декабря румынская армия уменьшилась до 70 тыс. человек, из 23 румынских дивизий, совершенно потерявших боеспособность, оказалось возможным оставить на фронте только 6, остальные были отправлены в тыл для переформирования. Русские войска, находившиеся в периоде сбора, отстаивали румынскую территорию шаг за шагом. Русская «Дунайская» (переименованная в 6-ю) армия была оттянута из Добруджи для защиты р. Серета. В начале января русские армии твердо стояли на Серете; германское наступление остановилось, Молдавия была спасена, Валахия с ее нефтяными промыслами была оккупирована германцами.[11]

Армия не выполнила своих задач на текущий год, но германская армия уже была готова рухнуть под новым ударом, который готовился на 1917 год.

 



[1] Оськин М.В. «Брусиловский прорыв» М.: Вече, 2004. Стр.


[2] Там же. Стр.


[3] Свечин А.А. «Общий обзор сухопутных операций»/»Великая и Забытая война»/отв.ред. Г.Перанвский. – М.:Яуза; Эксмо, 2009. Стр. 124.

 


[4] Брусилов А.А. «Мои Воспоминания» М.: Вече, 2013. Стр.


[5] Брусилов А.А. указ.соч. Стр.228.


[6] Лугита В. «Наша кровь у Сморгони»


[7] Нива №25. Из мертвого города. 1916.


[8] Лугита В. Указ.соч. стр.


[9] «Брусиловьский прорiв на Волинi»  Луцк.: ПВД «Твердыня», 2006. Стр.22.


[10] Брусилов А.А. Указ.соч. Стр.235.


[11] Свечин А.А. Указ.соч. Стр. 137-141.


Вернуться к списку

     
Анонс книги "Женские батальоны" Конференция Журнал Великая Война Ставропольская дева
Яндекс.Метрика