КОНТАКТЫ:
+7(812)946-57-56
info@historical.pro
Восточный фронт 1917 года

Восточный фронт (1917 г.)

Начало военной кампании 1917 года. Этот год сулил русской армии окончательную победу, что уже показывали первые операции против германских войск. Митавское наступление, после кровавых потерь у озера Бабит, отбросили немцев далеко от Риги, и русские войска готовы были взять Митаву. 12ая армия Радко-Дмитриева, отстояв позиции, захваченные в декабре прошлого года (Рождественские бои), перешли в наступление на Митавском направлении. Операция задумывалась как локальная, но имела неплохой успех, выявив полное отсутствие резервов у немцев. Это значит, что достаточно было одного удара, чтобы прорвать, а затем обрушить немецкий фронт, протянувшийся от Риги и до Чёрного моря.

 Главный удар на 1917 год, назначался на Юго-Западный фронт. Главный  удар поручался,  на  сей раз,  7-й  армии,  ударная  группа  которой  должна  была  направиться  в  северо-западном  направлении  на  Львов;  11-я  армия своей  ударной  группой  должна  была  пробиться  прямо  на запад,  также  направлением  на  Львов,  а  Особая  и  3-я  армии  должны  были  продолжать  свои  операции  для  захвата Владимира-Волынского  и  Ковеля;  что  касается  8-й  армии, находившейся  в  Карпатах,  то  она  своей  ударной  группой должна  была  выполнять  вспомогательную  роль,  помогая правому  флангу  румынского  фронта  для  продвижения  его вперед[1].

Революционные действия в Российской империи и отречение императора от престола.  Но 23 февраля (8 марта) в Петрограде начались забастовки и демонстрации, спровоцированные большевиками. Правительство оказалось парализовано, сопротивление оказывалось отдельными личностями офицеров и полиции, небольшие части обороняли Петропавловскую крепость, позже перейдя в Адмиралтейство. Николай II повелел градоначальнику ген. Хабалову и военному министру ген. Беляеву : «Прекратить беспорядки недопустимые в тяжёлое время войны с Германией и Австрией» а сам приказал снять части с фронта и перебросить их в столицу. Авангардом частей подавлявших мятежников являлся георгиевский батальон кн.Пожарского под командованием ген.Иванова, назначенного главнокомандующим Петроградским Военным Округом с диктаторскими полномочиями. Продвижение шло успешно, но под Вырицей, телеграмма ген. Алексеева об успокоении в Петрограде заставила его остановиться.

Царский гарнизон колебался, часть была за монархию, другие примкнули к революции. Опасность семьи Государя в Царском заставила Николая II решиться на то, чтобы уехать из Ставки в Столицу. Первоначально он прибыл в Псков, дабы опереться на штаб Северного фронта в борьбе с мятежниками. Но генерал Рузский не поддержал своего Государя. Телеграммы командующих фронтами просили отречения во имя спокойствия России. Из Петрограда прибыла делегация Думы, составившее Временное Правительство, в лице А.М.Гучкова и В.В.Шульгина, убедивших Николая в том, что отречение спасёт Россию от гражданской войны и дарует единение и спокойствие пред лицом грядущей победы.

2 марта 1917 года, на станции Дно, под Псковом, Николай II отрёкся от престола в пользу брата Михаила. В свою очередь, Михаил, скрывавшийся на квартире князя Пуятина на Миллионной улице в Петрограде, переговорив с делегацией Думы (Родзянко, Милюков. Гучков, Керенский и Шульгин) видя то, что его безопасность не может быть гарантированна, принял решение отложить принятие престола до созыва Учредительного собрания. До созыва править страной должен был Временный комитет Государственной думы. В столице царило двоевластие, т.к. помимо временных заседал мощный Петроградский Совет Рабочих и Солдатских депутатов, находившийся под эсеровско-меньшевицким влиянием. Совет незамедлительно начал брать власть в свои руки, издав по армии «Приказ № 1» Вот его текст:

1 марта 1917 года № 1 Петроград

По гарнизону Петроградского округа всем солда­там гвардии, армии, артиллерии и флота для немед­ленного и точного исполнения, а рабочим Петрограда – для сведения

Совет рабочих и солдатских депутатов постановил:

1) Во всех ротах, батальонах, полках, парках, ба­тареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немед­ленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей.

2) Во всех воинских частях, которые еще не выбра­ли своих представителей в Совет рабочих депутатов, избрать по одному представителю от рот, которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Госу­дарственной Думы к 10 часам утра 2 сего марта.

3) Во всех своих политических выступлениях воин­ская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам.

4) Приказы военной комиссии Государственной Думы следует исполнять, за исключением тех случаев, когда они противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов.

5) Всякого рода оружие, как-то: винтовки, пулеме­ты, бронированные автомобили и прочее – должны на­ходиться в распоряжении и под контролем ротных и ба­тальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам даже по их требованиям.

6) В строю и при отправлении служебных обязан­ностей солдаты должны соблюдать строжайшую воин­скую дисциплину, но вне службы и строя в своей полити­ческой, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользу­ются все граждане. В частности, вставание во фронт и обязательное отдание чести вне службы отменяется.

7) Равным образом отменяется титулование офи­церов «ваше превосходительство», «благородие» и т. п. и заменяется обращением «господин генерал», «госпо­дин полковник» и т.

 

 

Грубое обращение с солдатами всяких воинских чи­нов и, в частности, обращение к ним на «ты» воспре­щается, и о всяком нарушении сего, равно как и обо всех недоразумениях между офицерами и солдатами, послед­ние обязаны доводить до сведения ротных командиров.

Настоящий приказ прочесть во всех ротах, батальонах, полках, экипажах, батареях и прочих строевых и нестроевых командах.

         Петроградский Совет рабо­чих и солдатских депутатов.

Армия начала стремительно разлагаться под воздействием политиков из столицы. «Раз свобода, то и войне должен быть конец» так они думали. Но война не заканчивалась, а Временное правительство выдвинуло лозунг: «Война до победного конца», который озлобил солдат, привыкших за весенние дни 1917 года убивать офицеров, митинговать и брататься с врагом[2].

Наступление русской армии. Но несмотря ни на что, на Юго-Западном фронте в июне 1917 года, началось наступление, которое ещё в первые дни начало затмевать Брусиловское. Особенный успех выпадал на долю 8-й армии ген. Корнилова, которая в период 6—15 июня овладела значительным районом к югу от Днестра и захватила г. Калуш. Этот успех едва не сорвал намеченного Людендорфом контрудара на Тернополь, на участок непосредственно к северу от русской ударной группы. 3 пехотные и 1 кавалерийские дивизии германцев из числа перебрасываемых с запада пришлось направить к Калушу. Если бы не обнаружились явные признаки разложения и в армии Корнилова, германский контрудар был бы отменен вовсе. Но ввиду декоративного характера русского наступления германцам все же, с опозданием на неделю, удалось собрать при помощи резервов с западного фронта группу в 9 пехотных дивизий с 600 орудиями и 180 минометами и 19 июня прорвать без труда 11-ю русскую армию.

Весь юго-западный фронт, и без того деморализованный и разложенный агитаторами всех мастей, от Бродов до Карпат дрогнул[3]. Преследование продолжалось до 4 августа. Русские очистили Буковину и занятый участок Галиции и отошли за пограничную реку Збруч. Пленных, несмотря на разложение русской армии, было взято немного. Постепенно русское сопротивление, вследствие сознания нависшей над всем югом катастрофы нарастало; энергичные меры против беглецов, принятые Корниловым, стали сказываться. При отступлении русские взрывали железные дороги; австрийцы и при преследовании сумели потерпеть несколько неудач. Все эти соображения заставили Людендорфа приостановить наступление, которое ему хотелось развить в виде большой операции — вторжения в Молдавию с севера с одновременным прорывом фронта на нижнем Серете Макензеном со стороны Валахии.

Пришлось отказаться от того, чтобы немедленно вывести Румынию из войны. На этот отказ повлияла и значительная боеспособность, которую проявила румынская армия, сама перешедшая 24 июня в наступление в направлении на Валахию. Находившиеся в Румынии русские войска также лучше сохранились; Макензену контратаками удалось лишь сохранить равновесие на своем фронте. Русские атаки в районе Хрево (западный фронт) и Двинска после первоначального скромного успеха закончились возвращением русских войск в свои окопы. Довольно сомнительными операциями, имевшими целью вызвать беспокойство за Петроград, явилась атака Риги с переправой 2 сентября через Двину у Иксюоля, поскольку германцы стремились отрезать русские войска, занимавшие левобережные позиции; эту операцию, тщательно подготовленную и предпринятую с большими средствами, следует признать неудавшейся. Но солдаты тут же повернули назад, не желая воевать дальше.

На Северном фронте, после попытки немецкого наступления чуть не пала Рига, оборонявшаяся ничтожными войсками до августа, после чего, из-за окончательного разложения армии, пала. Нельзя не отметить признаки новой военной эпохи, успешное сопротивление немцам оказывалось в основном при поддержке броневиков[4]. Юго-Западный фронт откатился в Малороссийские губернии России[5], а на Западном - героически продолжала стоять Сморгонь. Именно у этого участка принял боевое крещение знаменитый  «женский батальон» поручика Марии Бочкарёвой.

В августе, верховный главнокомандующий, генерал Л.Г.Корнилов, попытался взять власть в свои руки. Разложение армии под воздействием советов, дезертирство, братания доходили до ужасающих размеров, грозя полностью уничтожить армию и страну. Его политическое воззвание и решение двигаться на Петроград, предпринятое силами 3 конного корпуса Крымова, закончились неудачей. Керенский арестовал Корнилова, а солдаты Крымова были разложены агитаторами Петросовета, где всё большее влияние приобретали большевики.

Операция «Альбион». В сентябре немцы начали операцию «Альбион» по захвату Петрограда. Захватив для плацдарма Моонзундские острова, еле-еле выдержав сражение новейших дредноутов со стареньким линкором «Слава» в моонзундском проливе, прорвавшись через батареи мыса Церель, и захватив острова Эззель, даго и Моон, опираясь на них в продвижении по Латвии, немцы дошли до Нарвы, где остановились из-за минно-артиллерийской позиции Гельсингфорса и Корнштадта. Тем временем, в Петрограде, 7 ноября, после вооружённого переворота власть взяли большевики. В ночь с 7-го на 8 (с 20-го на 21-е) ноября радиотелеграммой в Ставку, находившуюся в Могилеве, Совнарком предписал исполнявшему обязанности верховного главнокомандующего генералу Н. Н. Духонину обратиться к командованию неприятельских армий «с предложением немедленного приостановления военных действий в целях открытия мирных переговоров.» Ставка не ответила, а в разговоре по прямому проводу В. И. Ленина и Н. В. Крыленко 9 (22) ноября Духонин отказался исполнить приказ с недвусмысленной оговоркой, что «только центральная правительственная власть, поддержанная армией и страной, может иметь достаточный вес и значение для противников.»[6]

Прибывший в Ставку отряд назначенного главковерхом Крыленко, при поддержке матросов, арестовал Духонина, а позже толпа растерзала бывшего главковерха на улице. Приказом нового главковерха Н. В. Крыленко устанавливалось, что «обязательным пунктом при заключении частичных перемирий должно входить условие о прекращении каких бы то ни было перебросок войск с фронтов договаривающихся сторон на какой-либо новый фронт, в особенности же с нашего фронта на фронты союзных армий[7]» Первым официальным перемирием во фронтовом масштабе стал заключенный 21 ноября (4 декабря)  договор о перемирии между армиями Западного фронта и группой армий генерала Эйхгорна. Вскоре было обьявленно о перемирии по всему русско-германскому фронту, и в Брест-Литовск прибыла делегация Совнаркома, возглавляемая наркомом иностранных дел Л.Д.Троцким, для мирных переговоров с Германией.

Год, открывшийся столь блистательными надеждами, закончился гибелью армии, и началом, мирных переговоров, для заключения мира…


[1] Брусилов А.А.ю «Мои воспомиания» - М.: Вече, 2013. Стр. 260.

[2] Краснов П.Н. «На внутреннем фронте»  - М.: Айрс-Пресс, 2005.

[3] Брусилов А.А.  «Мои воспоминания» - М.: Вече, 2013.

[4] Коломиец М.В. «Броня русской армии»  - М.: Яуза; Эксмо, 2010.

[5] Оськин М.В. «Брусилов. Царский красный генерал»  - М.:…, 2013.

[6] Петров И.В. «Отражение страной Советов нашествия германского империализма в 1918 году»  - М.: Наука, 1980. Стр. 29.

[7] Документы внешней политики СССР. М., 1957, т. 1, с. 19.


Вернуться к списку

     
Анонс книги "Женские батальоны" Конференция Журнал Великая Война Ставропольская дева
Яндекс.Метрика