КОНТАКТЫ:
+7(812)946-57-56
info@historical.pro
1914 год на театрах Мировой войны Часть I. Крах германского блицкрига на Западе, или «Чудо на Марне»

1914 год на театрах Мировой войны. Часть I. Крах германского блицкрига на Западе, или «Чудо на Марне»

Германский блицкриг на Западе, или «Чудо на Марне»

Мы начинаем краткий стратегический обзор кампаний Первой мировой войны. Он построен преимущественно в хронологическом порядке. События Великой войны были взаимосвязаны между собой в глобальном масштабе. Некоторые военно-стратегические труды дают параллельные обзоры действий на Западно- и Восточноевропейском фронтах в 1914 году с разбивкой по полмесяца [1]. Мы, конечно, не преследуем здесь цель такой детализации и считаем достаточным описывать ход военных действий по годам, но на всех театрах войны. Наряду с этим, некоторые театры Первой мировой войны, отличавшиеся географической спецификой, будут в дальнейшем описаны нами отдельно. Наш обзор, что естественно, открывается очерком о кампании 1914 года.

Кампания 1914 года на всех существовавших тогда европейских сухопутных фронтах (Западноевропейском, Русском, Сербском) характеризовалась высокой маневренностью действий сторон, динамизмом и насыщенностью событий. Поэтому она всегда привлекала наибольшее внимание историков. Многие, особенно теперь, подходят к ней с позиции поиска не реализовавшихся альтернатив. Ход войны в 1914 году, похоже, даёт немало поводов для суждений в плане того, что могло бы быть, если бы тот или иной полководец принял другое решение в некий критический момент. Хотя ещё Лев Толстой в романе «Война и мир» показал, что ход войны определяется не волей полководцев, а равнодействующей великого множества факторов, не могущих быть подверженными даже приблизительному учёту, тем не менее, не для всех его рассуждения оказываются достаточно убедительными.

В наши задачи не входит разбор стратегических альтернатив реальному историческому ходу Первой мировой войны, хотя на возможности некоторых из них просто невозможно не указать. Но главной нашей целью является обзор действительных событий. Многие из них – что касается Восточноевропейского ТВД – уже рассматривались нами в других статьях на портале, поэтому здесь мы их коснёмся лишь вкратце или под несколько иным углом зрения.

Итак, 28 (15) июля 1914 года [2] Австро-Венгрия объявила войну Сербии, 1 августа (19 июля) Германия объявила войну России. 3 августа 1914 г. Германия объявила войну Франции, 4 августа – Бельгии, и в тот же день Великобритания объявила войну Германии. 6 августа (24 июля) Австро-Венгрия объявила войну России, 7 августа (25 июля) – Черногория объявила войну Австро-Венгрии. Так возникли три первых сухопутных ТВД Великой войны.

Решающее значение из них имели Западный и Восточный. Германское командование придавало решающее значение Западному. Оно рассчитывало, что Россия из-за неразвитости коммуникаций будет долго мобилизовать и сосредотачивать свою армию. Предполагалось, что в этот период будет достаточно войск Австро-Венгрии для того, чтобы сдерживать русские войска. Тем временем, Германия нанесёт поражение Франции и перебросит высвободившиеся силы на Восток, для разгрома России. На окончательный разгром Франции отводилось пять-шесть недель.

Германский блицкриг на Западе, или «Чудо на Марне»

В учебной литературе план германского командования по разгрому Франции в 1914 году до сих пор называют «планом Шлиффена» – по фамилии начальника германского Генерального штаба в 1891-1906 гг. Однако тот план, которым руководствовалась кайзеровская армия в 1914 году, принадлежал преемнику Шлиффена – Мольтке-младшему. Этот план коренным образом отличался от плана Шлиффена. Как считают некоторые военные теоретики, он отличался в худшую сторону и снижал шансы Германии на блицкриг против Франции [3].

По плану Шлиффена предполагалось максимально ослабить левый фланг германского стратегического фронта (в Эльзас—Лотарингии), превосходящими силами сокрушить левый фланг французского фронта, пройдя через территорию Бельгии, обойти Париж с запада и юга, выйти в глубокий стратегический тыл французских армий и довершить их разгром. Мольтке-младший, опасаясь контрдействий французов против ослабленного германского левого крыла, усилил последнее вдвое сравнительно с планом Шлиффена (8 корпусов вместо 4-х). В решающий период битвы на Марне у германского командования не хватило сил для глубокого обхода Парижа.

Германский стратегический план получил ещё одну глубокую трещину уже в самом начале его осуществления. Кайзеровские стратеги рассчитывали на то, что Англия закроет глаза на нарушение немцами нейтралитета Бельгии. Но Англия объявила войну Германии в тот же самый день, как только немцы вторглись в Бельгию. Правда, большой сухопутной армии у Англии не было, её ещё только предстояло создать. Поэтому в случае удачного блицкрига против Франции Англия не представляла угрозы против Германии на суше. Но если бы блицкриг не удался, то рано или поздно фактор английской сухопутной армии сказался бы. Заметим, что небольшая кадровая английская армия успела принять участие в битве на Марне в сентябре 1914 года и сыграла там не последнюю роль.

Но внешне поначалу казалось, что всё развивается успешно для немцев и крайне неудачно для западных союзников. Хотя оскорблённая неуважением её суверенитета Бельгия оказала упорное сопротивление немцам, её маленькая армия не могла надолго задержать их и отступила к морю, во Фландрию, под защиту британской корабельной артиллерии. Дольше всех продержались окружённые бельгийские крепости: Льеж – до 16 августа, Намюр – до 25 августа. Их стойкость в дальнейшем широко использовалась в пропаганде стран Антанты.

С 21 по 25 августа германские и французские войска столкнулись во встречном сражении на франко-бельгийской границе в Арденнах. Французы понесли тяжёлое поражение и были отброшены. Перед немцами, казалось, открывается прямая дорога на Париж. Командование английского экспедиционного корпуса уже стало запрашивать суда для эвакуации из Франции, считая её падение делом ближайших дней. Само французское правительство выехало из Парижа в Бордо и обсуждало, не впустить ли немцев в Париж без сопротивления, дабы спасти свою замечательную столицу от разрушения. У французов оставались две надежды – собственная армия и Россия. Про третью надежду – просчёты германского командования – они пока не подозревали.

Германский блицкриг на Западе, или «Чудо на Марне»

Между тем, наступательные действия французов против левого фланга немцев в Эльзас—Лотарингии принесли свои плоды. Хотя это наступление было остановлено, но оно послужило оправданием сохранения здесь больших германских сил. Однако первоначальный план Шлиффена как раз и предусматривал позволить французам глубоко втянуться в германскую территорию на этом участке, чтобы тем вернее обойти и разгромить их… Далее, целая германская армия (7-я) перебрасывалась в Бельгию для отражения мифической (как выяснилось) угрозы английского десанта. Наконец, пять дивизий были сняты с Западного фронта и направлены на Восток, где русские начали вторжение в Восточную Пруссию. На Востоке эти дивизии оказались бесполезными, так как германское командование справилось там с кризисом наличными силами. А вот на Западе они как раз могли бы немцам очень сильно пригодиться…

Тем не менее, последние числа августа и первые дни сентября были смертельно тревожными для Франции. Немецкие дивизии продвигались по 20-25 км в день, широко используя автотранспорт для переброски своих войск . Однако уже с 30 августа командующий правофланговой 1-й германской армией генерал Клук сократил фронт своего наступления – не в обход Парижа, а вразрез между Парижем и французскими силами. Находившийся в ставке в Люксембурге Мольтке-младший санкционировал решение Клука и 2 сентября изменил направление главного удара. Тем самым, германским войскам предстояло совершать глубокий фланговый обход французского фронта, самим имея у себя на фланге сильный Парижский укреплённый район.

Французский главнокомандующий генерал Жоффр вовремя заметил перемену направления главного удара немцев. Довольно скоро он осознал, какие выгоды оно предоставляет французам, если правильно этим воспользоваться. Хотя 2 сентября правительство покинуло Париж, Жоффр убедил его не сдавать столицу. Вокруг Парижа сосредотачивалась целая армия (6-я) для нанесения контрудара во фланг наступающим немцам. Жоффр отклонил домогательства торопивших его политиков и выждал время, когда наступающие немцы пройдут к востоку от Парижа. Только тогда он отдал (вечером 4 сентября) приказ на контрнаступление.

Приказ Жоффра вошёл в историю как один из приказов в стиле «ни шагу назад!»: «Каждый должен помнить, что теперь не время оглядываться назад: все усилия должны быть направлены к тому, чтобы атаковать и отбросить неприятеля. Войсковая часть, которая не будет в состоянии продолжать наступление, должна во что бы то ни стало удерживать захваченное ею пространство и погибнуть на месте, но не отступать». Всем понятно, что такого рода приказы могут выполнены лишь тогда, как есть объективные условия для их выполнения. Такие условия у французской армии появились, правда, ещё несколько дней всё висело на волоске.

Утром 5 сентября началось контрнаступление французских армий и английского экспедиционного корпуса. На большинстве участков фронта оно приняло характер встречного сражения. Во многих местах немцы продолжали теснить французов. 3-я германская армия и левый фланг 2-й, действовавшие против 9-й французской армии, к 9 сентября фактически прорвали центр французского стратегического фронта. Однако этот успех не был оценен ни командующим 2-й армией Бюловом, решительнее всех настроенным… отступать (!), ни германской главной штаб-квартирой. Там значительно больше опасались успехов французов и англичан, успешно наступавших к востоку от Парижа против 1-й и 2-й германских армий.

Ещё 8 сентября Мольтке-младший принял решение, позволяющее армиям правого стратегического крыла отступить. С целью выяснить обстановку на месте, в штабы полевых армий им был послан подполковник Хенш. В интерпретации Хенша и под влиянием его встречи с командующим 2-й армией Бюловом разрешение Мольтке превратилось в категорический приказ об отходе. Несмотря на то, что армия Клука к тому времени справилась с кризисом, Хенш настоял на выполнении распоряжения высшего командования. Не повлияло на него и известие об успехе на фронте 2-й и 3-й армий. Вечером 9 сентября три правофланговые германские армии начали отступление.

Германский блицкриг на Западе, или «Чудо на Марне»

Русский военный аналитик, оценивая Марнское сражение, указывал, что его неудачу для немцев нельзя всецело относить на счёт миссии подполковника Хенша. Дело в том, что всё «германское командование оказалось в состоянии паралича в течение 5-9 сентября. Отдельные армии дрались каждая, как понимал изменчивую обстановку битвы её командующий». Более того, оценка обстановки сильно различалась и в масштабе отдельно взятой армии. Так, «правый фланг Клука в полдень 9-го рассчитывал на победу, войска были отлично настроены, но на левом фланге армии среди отступавших, перепутанных частей нескольких корпусов началась дезорганизация, а в тылу армии среди обозов – паническое настроение». Между тем, «внедрение англичан и 5-й французской армии в разрыв между 1-й и 2-й [германскими] армиями могло быть обращено против союзников. … Здесь до очевидности бросалась в глаза важность объединённого управления тремя правофланговыми германскими армиями, которое в действительности отсутствовало» [5].

Германский блицкриг на Западе, или «Чудо на Марне»

Поначалу, правда, германское командование рассматривало начавшийся отход только как временный и частичный. Так, уже наутро 10 сентября 3-я армия получила приказ вновь атаковать противника совместно с 4-й и 5-й армиями. Но перелом в сражении уже наступил. Чтобы не допустить разрыва фронта перед лицом активизировавшегося противника, германским армиям пришлось снова и снова отступить. Они не были разбиты, но в стратегическом смысле сражение было ими проиграно.

Немцами была проиграна не только битва на Марне, но и фактически вся кампания 1914 года на Западном фронте. Да что уж там – это был проигрыш Германией всей Мировой войны. Ведь весь стратегический расчёт Германии строился на том, чтобы избежать длительного изматывающего противоборства на два фронта. Однако для того, чтобы осознать этот факт, потребовались ещё четыре долгих года войны и миллионы жертв с обеих сторон…

Впрочем, Мольтке-младший, вероятно, уже тогда начал подозревать роковые последствия своих упущений. 14 сентября он ушёл в отставку «по болезни»… Преследуя отступающих немцев, союзники 13 сентября упёрлись в их новые позиции. Трёхдневные попытки прорвать их сходу оказались безуспешными и стоили немалых жертв союзникам. Французы и англичане тоже далеко не сразу осознали всё значение столь неожиданно одержанного ими успеха.

До окончательной стабилизации Западного фронта и перехода к позиционной борьбе было ещё далеко. Обе стороны пытались захватить стратегическую инициативу на пока ещё не занятом войсками пространстве. Этот этап кампании 1914 года, длившийся с середины сентября до середины ноября, получил название «бег к морю». Каждая из сторон стремилась обойти фланг другой. .

В результате сплошной траншейный фронт, прикрытый минными и проволочными заграждениями, насыщенный артиллерией и пулемётами, протянулся по всему равнинному участку Западноевропейского ТВД – от холмов Шампани до приморских дюн Фландрии. Он стабилизировался до весны 1918 года. Все попытки сторон (в основном – союзников) прорвать его в течение 1915-1917 гг. не приводили к успеху.

Только один, причём достаточно протяжённый, участок Западного фронта не был похож на то, что прочно связалось с этим понятием. Этот участок простирался в Вогезах, на границе Франции с германскими тогда Эльзасом и Лотарингией. После отражения немцами попыток французов вторгнуться в эти провинции в августе 1914 г. там наступило затишье до самого конца войны. Горно-лесистая местность и ограниченная дорожная сеть исключали возможность маневрирования там больших войсковых масс. Отныне и немцы, и французы держали там лишь минимум сил, достаточный, чтобы наблюдать за противником. На эльзас-лотарингский участок фронта направлялись необстрелянные части, а также те, которые понесли тяжёлые потери на активных участках фронта – для восстановления. Все основные события Западноевропейского ТВД развёртывались к западу от реки Мозель.

Наступивший перерыв в маневренных действиях на Западе лишь подчёркивал значение борьбы на других фронтах Мировой войны. 

 Окончание следует 

 Ярослав Бутаков

Германский блицкриг на Западе, или «Чудо на Марне»
Германский блицкриг на Западе, или «Чудо на Марне»

 



[1] Напр.: Зайончковский А.М. Первая мировая война. СПб., 2000.


[2] В статьях данного цикла все даты приводятся по новому стилю, местами в скобках приводятся даты по старому стилю, действовавшему в тот период в России (до января 1918 г.), Болгарии (до конца 1915 г.), Сербии, Черногории, Румынии, Греции.


[3]Зайончковский А.М. Указ. соч. С. 69-74.


[4] А во время битвы на Марне уже французское командование, временно реквизировав у частных владельцев в Париже несколько десятков тысяч автомобилей (что само по себе указывает на степень автомобилизации Европы уже в тот период!), сумело за одну ночь перебросить к фронту несколько корпусов, неожиданно появившихся на неприкрытом германском фланге и тем самым, по сути, решивших исход сражения.


[5] Зайончковский А.М. Указ. соч. С. 231-233.


Вернуться к списку


Анонс книги "Женские батальоны" Конференция Журнал Великая Война Ставропольская дева
Яндекс.Метрика