КОНТАКТЫ:
+7(812)946-57-56
info@historical.pro
ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Часть вторая

ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Часть вторая

Священнослужитель Православной Российской Церкви, член российского Святейшего Синода Георгий Иванович ШавельскийКаждый полк имел походную церковь, состоящую из палатки, приспособ-ленной под алтарь, и комплекта богослужебных принадлежностей. Богослужения (Литургия) совершались в основном по праздникам, кроме этого служились молебны, чтения акафистов, панихиды, отпевания погибших... Непосредственно на фронте служение несли полковые священники. Батюшки молились и настраивали солдат на молитву.

Перед тем, как принять бой, воины молились так: «Господи Боже, Спасителю мой! По неизреченной любви твоей Ты положил душу Свою за нас. И нам заповедал полагати души наши за друзей своих. Исполняя святую заповедь Твою и уповая на Тя, безбоязненно иду я положить живот свой за Веру, Царя и Отечество и за единоверных братий наших. Сподоби меня, Господи, непостыдно совершить подвиг сей во славу Твою. Жизнь моя и смерть моя — в Твоей власти. Буди воля твоя. Аминь».

Попробуем хоть немного представить себе жизнь и труд полкового священника:

«4 октября. Суббота. Проснулся в 2 часа. Ожесточенный бой. Австрийцы прорвались через реку Сан. Н-ский полк прозевал и за это наказан: много убитых и очень много раненых. У нас тоже есть раненые и один убитый, которого отпевал в поле. На смену острожцам идет сегодня наш полк: служил всенощную в униатском храме, много было народу, исповедовал многих солдат и нескольких офицеров. Очень тронул один полковник (Галицкого полка): плакал во время исповеди. Говорил речь о спасительном значении псалма «Живый в помощи Вышняго...»

13 октября. Ночь была адская, не заснул ни одну минуту: пальба, канонада, пулеметы; казалось, ад разверзся! Какие результаты, пока неизвестно! Иду в церковь давать молитву, а затем в поле отпевать убитого солдата.

19 декабря, пятница. Поехал служить в 8 часов утра; приехал и исповедовал до девяти с половиной часов, затем совершал проскомидию и сделал общую исповедь. Причащал... Я сказал слово о том, что в этом сарае я служу с большим умилением, чем в великолепных храмах, ибо и Христос родился в сарае, а не в чертогах. Холод был страшный, ноги закоченели. Затем был парад и раздача Георгиевских крестов... Присутствовал уполномоченный с подарками, простой мужик, но умный, говорил, что много пожертвовали дети на свои копейки, данные на завтрак. Вернулся усталый, но радостный духом».

Это отрывки из дневника епископа Трифона (Туркестанова), который на войне был исполняющим обязанности полкового священника 168-го Миргородского пехотного полка и благочинным 42-й пехотной дивизии.

Вот еще одно дошедшее до нас свидетельство богослужебной жизни на фронте Первой мировой: «В один из воскресных дней 1915 г. на Галицийском фронте, вблизи боевой линии, в брошенной униатской церкви иеромонах N совершал литургию. Церковь была переполнена воинскими чинами. В храме совершалась бескровная жертва, а вблизи шел бой, лилась человеческая кровь. Обычная на войне картина...

Протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский во время пасторского визита в госпиталь Беспрерывно громыхали орудия; снаряды то перелетали через храм, то, не долетая, ложились впереди его. А молящиеся, привыкшие к вздохам пушек и пению снарядов, как будто не замечали опасности. Литургия приближалась к концу — пели «Тебе поем»... Священник читал молитвы. Вдруг снаряд попадает в церковь, пробивает крышу и потолок алтаря и, упал около престола с правой стороны. Иеромонах спокойно прервал чтение тайных молитв. «Будь ты проклята, окаянная!» — громко произнес он и при этом перекрестил бомбу, начав после этого также спокойно читать прерванные молитвы. Снаряд не разорвался, а молящиеся, видя спокойствие священника, остались на местах и продолжали молиться. По окончании литургии снаряд был вынесен из храма. Узнав об этом происшествии, Государь наградил мужественного иеромонаха наперсным крестом на Георгиевской ленте». (Из воспоминаний Протопресвитера о.Георгия Шавельского) ...Богослужения для священников были главным делом. Но далеко не единственным... (Продолжение следует)

Как оказалось, съезд был созван очень своевременно! Теперь у священников, которые отправлялись на войну, была тщательно разработанная съездом памятка-инструкция. По мнению протопресвитера о. Георгия Шавельского, значение инструкции было колоссально.

Во-первых, свод обязанностей священника на войне (с учетом опыта и ошибок Русско-Японской войны) был бесценен, особенно для священников, впервые мобилизованных, незнакомых с требованиями военной жизни. А таких было большинство! Ведь в мирное время в ведомстве протопресвитера состояло 730 священников, а на войне их было свыше 5000!

Во-вторых, инструкция детально разъясняла каждому священнику – полковому, госпитальному, судовому, где он должен находиться при каких обстоятельствах, например, что он должен делать во время боя и в спокойное время, в госпитале, в санитарном поезде, где и как должен совершать богослужение, о чем и как проповедовать и т.д.

...Все, что существует в многовековом опыте Церкви, служит цели соединения человека с Богом. Соборное возношение молитв, таинство покаяния – очищения души от грехов, и центр Литургии – таинство Причащения. Совершать богослужения и таинства может только священник – пастырь, поставленный самим Господом на это служение. И на войне для священников это было главным делом...Продолжение следует...)


Вернуться к списку

Анонс книги "Женские батальоны" Конференция Журнал Великая Война Ставропольская дева