КОНТАКТЫ:
+7(812)946-57-56
info@historical.pro
ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Часть первая

ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Часть первая

Протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский...Человечество воевало, воюет и будет воевать всегда… К сожалению… С тех пор, как Каин убил своего брата Авеля, идут на земле братоубийственные войны… Убийство – страшный грех, но если на народ нападают с целью истребить, захватить, поработить, то защита народа, к которому ты принадлежишь и земли, на которой живешь ты и твой народ – благословляется Богом. Весь смысл человеческой жизни состоит в приближении к Богу, послушании Ему, и призывании Его помощи на всякое правое дело… И так – в любых условиях, во всех наших земных делах… В мирной-то жизни непросто, ох как непросто идти путем Богоугодным, нас борет грех и враг рода человеческого, мы постоянно падаем, и только Христос во главе Своей Церкви дает нам помощь.

«Наша брань не против крови и плоти...» Так сказал апостол Павел (Еф.6:12). Это – девиз жизни христианина. Но... Разве возможно так на войне? Ведь на войне люди массово убивают друг друга именно физически, во плоти, и рекой льется настоящая человеческая кровь... И все же основная битва – «против духов злобы поднебесных». И именно в этом призваны помогать людям православные священники... Вести внутреннюю брань против духов злобы! Даже на войне, где люди убивают людей, массово, в огромных количествах, используя страшные орудия... Особенно на войне!

Не противоестественно ли человеку стрелять в другого, убивать, причинять страдания?.. Легко ли и самому идти на возможную смерть – ведь и верующий человек – это живой человек, который чувствует горе, страх и боль... Война – это всегда боль, страдание, тяжесть… Вот война в восприятии «солдатика»:

«Все ближе, ближе, ближе цепь идет. Уже видать, ведь дальность никакая И вижу, он такой же, как и я. Такой же, только форма их другая.

И командир орет – в атаку... А я боюсь смотреть, к тому же враг петляет И выстрелить боюсь, ведь он живой!!! Ведь он живой и тоже не стреляет...

Все ближе враг, усталость на лице. Еще чуть-чуть... И вот он недалече. Я выстрелил тогда, и он упал. Я выстрелил, и сразу стало легче.

Атака, крики, выстрелы в упор. Безумие и люди валят градом А я боюсь, до ужаса боюсь. Но я стреляю, и я буду рядом». (из песни Всеволода Рылова)

Ты на войне, чтобы защищать, и ты убиваешь, но если душа наполняется ненавистью, злобой – она страдает, она повреждается. Легко ли – убивать, но не ненавидеть? Хотеть жить, но идти на смерть? Преодолевать и свою ненависть и свой страх? Быть сильным, волевым, но оставаться человечным, сохранять мир душевный и любовь к ближним…

Военные командиры, военная наука и дисциплина призваны организовать военные действия, действия защиты Отечества. Но люди – ведь это не машины и не оловянные солдатики, они живые... У них есть душа. Бессмертная, бесконечная душа, сотворенная Богом... И только Господь может дать силу и крепость этой душе в любых страшных и тяжелых испытаниях.

Поэтому Православная Церковь, священники на войне – это абсолютная необходимость, как для каждой человеческой души, личности, так и для успехов в защите Отечества. Ведь в обществе люди связаны, как клеточки единого тела, как листики на дереве... И если люди не объединены общей верой, общей молитвой, общими духовными задачами, то они могут сообща пропитаться злобой, ненавистью, эгоизмом, малодушием, апатией... Церковь Христова при помощи своих служителей призвана была поддерживать дух воинов, объединять людей в молитве, и, конечно же, проявлять сочувствие и подавать утешение в тяжелых телесных и душевных страданиях.

Протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский во время пасторского визита на фронт «О служении священников на фронте»
...Начался 1914 год... Еще мирное время... Но люди, стоящие у власти и военные уже предполагают о возможности войны и предпринимают нужные действия... В среде военного духовенства также. В начале 1914 года у Протопресвитера Русской Армии и Флота о. Георгия Шавельского «явилась мысль собрать в Петербурге представителей военного духовенства от всех военных округов и от флота, чтобы сообща обсудить ряд вопросов, касающихся жизни и деятельности военного священника и, в частности, вопрос о служении священника на войне».

И вот 1-го июля 1914 года (по ст.стилю) открылся Съезд военного и морского духовенства. Собралось всего 49 священников — 40 военных и 9 морских. Это был первый Съезд военного и морского духовенства за всё время существование данного ведомства. А существовало оно более ста лет.

Съезд работал, разбившись на 9 секций:

1-ая — о составлении памятки военному священнику,
2-ая — о богослужении,
3-я — об учительстве военного пастыря,
4-ая — о библиотеках,
5-я — о миссии в войсках,
6-ая — о правовом положении военного священника,
7-я — о благотворительной деятельности ведомства,
8-ая — об организации церковно-свечного дела в ведомстве,
9-я — о положении морского духовенства.
11 июля (по ст.стилю) закончилась десятидневная работа съезда. 15-го июля все члены Съезда в Петергофском дворце представлялись Государю... А 18 июля (по старому стилю) уже была объявлена мобилизация... Война!

Из воспоминаний о. Георгия Шавельского: «При открытии Съезда и мысли ни у кого не было о возможности близкой войны. 15-го уже все твердили о надвигающейся грозе. «Быть войне: вишь, попов сколько собралось», — расслышал я замечание одного грубого остряка, когда мы садились в вагоны на Петербургском вокзале».

Как оказалось, съезд был созван очень своевременно! Теперь у священников, которые отправлялись на войну, была тщательно разработанная съездом памятка-инструкция. По мнению протопресвитера о. Георгия Шавельского, значение инструкции было колоссально.

Во-первых, свод обязанностей священника на войне (с учетом опыта и ошибок Русско-Японской войны) был бесценен, особенно для священников, впервые мобилизованных, незнакомых с требованиями военной жизни. А таких было большинство! Ведь в мирное время в ведомстве протопресвитера состояло 730 священников, а на войне их было свыше 5000!

Во-вторых, инструкция детально разъясняла каждому священнику – полковому, госпитальному, судовому, где он должен находиться при каких обстоятельствах, например, что он должен делать во время боя и в спокойное время, в госпитале, в санитарном поезде, где и как должен совершать богослужение, о чем и как проповедовать и т.д.

...Все, что существует в многовековом опыте Церкви, служит цели соединения человека с Богом. Соборное возношение молитв, таинство покаяния – очищения души от грехов, и центр Литургии – таинство Причащения. Совершать богослужения и таинства может только священник – пастырь, поставленный самим Господом на это служение. И на войне для священников это было главным делом...(Продолжение следует)


Вернуться к списку

Анонс книги "Женские батальоны" Конференция Журнал Великая Война Ставропольская дева