КОНТАКТЫ:
+7(812)946-57-56
info@historical.pro
Русско-германский восточный фронт

Восточный фронт (1914 г.)

Начало боевых действий. Первые выстрелы и кровь полились на русско-германском фронте ещё в момент мобилизации армий. 5 германский корпус первым перешёл границу, занял Калиш, 19 июля вечером, а 20 6ой корпус занял Чехнсохов. Её атаковала 14 кавалерийская дивизия ген.Новикова, но безуспешно. В конце июля никаких сил вдоль германской границы корме конницы русская армия пока не имела. И приходилось действовать, чем было. Русская конница собирала разведданные, завязывала стычки с противником, отличилась в делах у Макгарбова и Эйдкунена 1-ая кавалерийская дивизия 1 армии, но 4-ая дивизия 2 армии 28 июля оказалась сильно потрёпана германским 20 кавалерийским корпусом ген. Бялы, потеряв 500 чел. убитыми и ранеными и 7 орудий, а 14ая дивизия кавалерии, будучи не в состоянии противостоять натиску ландверного корпуса ген. Войрша, австрийцам ген. Куммера и легиону Пилсудского вынуждена была отступить, сдав приграничную полосу. Более удачно шли дела на австрийском фронте[1]. Австро-венгры имели превосходную кавалерию, которая была безграмотно использована в дни июля-августа 1914 года. Показателен пример полного уничтожения 2ой дивизии у Владимир-Волынска пехотным Бородинским полком, который занял оборонительные позиции у своих казарм и расстрелял атакующих в плотном строю австро-венгерских конников. Потери русских было 40 тысяч убитыми, австрийцев тоже полегло немало. Также австрийцы потеряли свою конницу в бою у местечка Сатанова.

И вот, русские конники, чины пограничной стражи и части пограничных округов временно задержали противника, дав развернуться и мобилизоваться остальным русским армиям, которые в начале августа были готовы начать наступление.

По плану русского командования, армии должны были наступать двумя фронтами. Первый, Северо-Западный, под командованием генерала от кавалерии Жилинского Я.Г. должен был двумя армиями, 1ой и 2ой, наступать на Кенингсбёрг в обход Мазурских болот. Первая наступала с Неманского плацдарма, вторая с Наревского. 1-я армия генерала от кавалерии П.К. фон - Ренненкампф (начальник штаба генерал-лейтенант Г.Г. Милеант) развертывалась от Ковно (ныне Каунас) до Шавли (Шяуляй). Всего в армии было 104 батальона, 124 эскадрона и сотни, 65 батарей. 2-я армия генерала от кавалерии А.В. Самсонова (начальник штаба генерал-майор П.И. Постовский) на широком фронте прикрывала Варшаву и реку Нарев. Всего во 2-й армии имелось 200 батальонов, 72 эскадрона и сотни, 96 батарей.[2]

Тем временем, Юго-Западный фронт под командованием генерала от артиллерии Н.И.Иванова должна была наступать силами 4х армий на окружение австрийской группировки у Львова. 4я и 5ая армии наступали из Польши, 3я и 8ая наступали на Львов. Австрийская армия, согласно планам, разворачивалась на Сане, и основные силы перебрасывала за Вислу, устремляясь на Люблин, сосредотачиваясь у Красника и до Томашова. От Вислы до Буга в этом районе с 14 по 17 августа, австрийцы сосредоточили 800 000 штыков. Переход отдельными частями границ и стычки, описываемые выше, переросли в сражения, начавшиеся 13 августа. 4 и 5 армии начали встречный бой у Люблин-Холма, прикрывая Южную Польшу, 3 и 8 начали наступление на Львов, угрожая флангам австрийцев. Генеральное сражение развернулось в Люблин-Холмской операции на 300 вёрстном фронте. 16 августа, австрийцы получили первый жестокий удар от русских войск, на р.Золотая Липа. Австрийцы были отброшены к Серету и верховьям Буга. Огромную роль сыграли казачьи части, прорезавшие фронт и введшие неприятеля в панику и дезорганизацию[3]. Но главное наступление развернулось на Северо-Западном фронте, в Восточной Пруссии.

Восточно-Прусская операция. Верховный главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич, отдал приказ армиям Северо-Западного фронта начать вторжение, 17 августа. 1ая армия должна была отрезать немцев с севера от Кенинсбёрга, а 2ая отрезать их от Вислы. И 17 августа армии перешли границу, начав наступление. В этот же день, у Сталюпинена, 3 корпус ген.Епанчина, 1 армии ввязался в сражение с 1ым армейским корпусом генерала Франсуа. Он оказался в авангарде немецких сил прикрывавших Восточную Пруссию, и он решил самостоятельно попытать военного счастья. Обрушившись основными силами на фланговую 27 дивизию, немцы разгромили Оренбургский полк, но подоспевшей 29 дивизии удалось отбросить немцев с фланга, и попав под перекрёстный огонь русских, немцы вынужденно отступили. На следующий день, 1ая гвардейская кавалерийская дивизия хана Нахичеванского наступала на Истенбург и у деревни Каушен, 19 августа разгорелся бой, где гвардейская кавалерия пыталась атаковать ландверные части и понесла большие потери. Этот бой вошёл в историю тем, что именно там появился первый в эту войну георгиевский кавалер. Из-за огня артиллерийской батареи продвижение кавалерии было остановлено, и ротмистр лейб-гвардии Конного полка П.Н.Врангель на полном скаку атаковал батарею и изрубив прислугу заставил её замолчать, обеспечив победу русских войск в этом столкновении, за что первым в этой войне был удостоен ордена Св. Великомученика и победоносца Георгия 4 степени. Но ввиду понесённых в этом столкновении потерь, Ренненкампф назначил остановку войск 20 августа. На следующий день Пиртвиц атаковал русские части у деревни Гумбинен. Наступали немцы 3мя корпусами, левое крыло был 1 корпус ген. Г. фон Франсуа, центр XVII корп. Ген.А фон Маккензена и правый фланг 1 резервный корпус О. фон Белова. Русские соответственно – 20 ген. С.С.Смирнова, 3 корп. Ген. А.Н.Епанчина и 4ый ген. хана Э.Султан-гирей Алиева. Соотношение сил было таково – 6 с половиной пехотных и 5 кав. Дивизий при 278 орудиях у русских, и 8 с половиной пехотная и 1 кавалерийская дивизия при 336 орудиях у немцев.

Немцы потеснили в начале сражения части 1 армейского корпуса и разгромили 28 дивизию, выбивая из строя по очереди 109 Волжский и 110 Камские полки, остатки которых героически держали немцев, которые пустили в тыл русским части 1ой кавалерийской дивизии, прорвавшей фронт на 10 вёрст, и остановленной Павлоградским гусарским полком с конной батареей и 112 Уральским пехотным полком. Остатки 28 дивизии спасла атака 25 дивизии, в результате чего 28ая дивизия снова выдвинулась на исходные позиции и продолжила бой.[4] В центре немцы наткнулись на ожесточённое сопротивление 27 дивизии ген. Адариди, подпустившего к себе немцев, шедших плотными колоннами, с музыкой и конными офицерами, и расстреляли их как на учениях. Артиллерия русских стреляла с закрытых позиций, что позволяло ей уничтожать немцев на подходе. На правом фланге у дер. Гольдап отделённой от остальных Роминтенским лесом (охотничьи угодья самого кайзера Вильгельма), русские заняли оборону, и периодически переходили в контрнаступления отбивая у немцев отдельные участки фронта.[5]

В итоге, понеся тяжёлые потери от артиллерийского огня, наступавшие в плотных рядах немецкие части вынуждены были отступить. Но тяжёлые потери и в русской армии и неосведомлённость о состоянии противника не дали Ренненкампфу решиться на преследование, в результате чего последовал приказ о двухдневной остановке, пока не подтянутся тылы. Потери немцев в Гумбиненском бою были — 14 800 человек (в 17-м корпусе — 200 офицеров и 8500 нижних чинов), а потери русских составили 16 500 человек (главным образом в 28-й пехотной дивизии).

Армия генерала Самсонова и гибель полководца. Тем временем, 20 августа 2ая армия Самсонова пересекла границу. Известие о её подходе заставило немцев начать отход с поля боя, не желавших уничтожать остатки армии перед лицом новых сил русских. И командующий Северо-Западным фронтом генерал Жилинский решил разбить немцев по частям, Ренненкампфу следовало настигнуть их и уничтожить у Кенингсберга, а Самсонову отрезать им путь отступления за Вислу, куда фон Пиртвиц, командующий 87 немецкой армии планировал отступить. Но германское командование уже обратило внимание на катастрофическое положение на Востоке, и приступило к решительным действиям. Во-первых, была произведена смена командования, вместо Пиртвица, командующим стал уже отставной генерал-полковник Пауль Гинденбург, а начальником его штаба стал генерал Людендорф. С парижского направления, в разгар преследования отступавших французских армий, были снятыVкорпус и 8ая кавалерийская дивизия, которые в Вост.Пруссию не успели, отправились назад, и не успели на Марну… Новый командующий 8ой армией, Гинденбург, решил громить русских по частям. Сначала он обрушился на шедшую к Висле армию Самсонова. По плану предложенному Людендорфом, немцам надо было сковав 13 и 15ые корпуса центра, обрушиться на фланги и взять армию в клещи.[6] 23 августа, 20 корпус немцев занял позиции у Орлау, откуда был отброшен авангардными частями 8 дивизии, а 24 части 15 и 13 корпусов взяв его под перекрестный огонь отбросили на север. В боях у Орлау — Франкенау русские лишились свыше 3000 человек убитыми и ранеными. Немцы лишились 1700 человек.

Солдаты Сибирского полка взяли 2 орудия — это были первые трофеи 2-й армии. [7] 26 августа Гинденбург перегруппировал свои части, и двинул их на Самсонова. 20 корпус выдвигался вперёд против левого крыла русских армий, а 1ый корпус Франсуа шёл на Сольдау. Навстречу 20 корпусу германцев выдвигалось левое крыло армии Самсонова и у Гросс-Гартиен во встречном сражении они потерпели неудачу.[8] Тем временем, центральные дивизии 15 и 13 корпусов выдвинулись далеко на Север, опередив остальные части. Разбив двойными силами VI правофланговый русский корпус и прорвавшись между левым крылом — I корпусом — и центром Самсонова, сбивавшим XX германский корпус, немцы сумели окружить и уничтожить 5 дивизий русского центра (XIII, XV и часть XXIII корпуса). Поздно предпринятая попытка обоих крыльев выручить центр (30 августа) не удалась. Самсонов со своими 125 батальонами сам зашел в мешок, дерзко наступая в предположении, что против него только 75 германских батальонов, когда их было свыше 150 при вдвое превосходившей его артиллерии. Его указания на необходимость приостановиться армии не были приняты во внимание. Ренненкампф не успел оказать Самсонову помощи, два высланных корпуса приблизились, когда уже со 2-й армией было покончено, и должны были быстро отойти назад[9]. И 30 августа, находясь в полном окружении, среди прорывавшихся через простреливаемые немцами тропки в Мазурских озёрах, Самсонов застрелился. Можно считать, что в плен попало 70 000 человек, наполовину раненых. У нас убито 10 генералов, 13 взято в плен. Орудий потеряно 330, но не оставлено врагу ни одного знамени. Немцы свой урон показывают в 13 000. Стратегически для немцев выгода свелась к нулю: они лишены были возможности пожать плоды этой победы[10]. Зато моральные последствия катастрофы при Сольдау были неисчислимы: немцы возомнили себя без 5 минут победителями, а русское командование вспомнило «маньчжурский синдром»… Но основной костяк 2ой армии был сохранён и в полном порядке, усиленный прорвавшимися частями отошёл к границе, где в 6 км от неё остановил немецкую армию, держав этот участок до весны 1915 года, под командованием генерала Шейдемана. 1 армия Ренненкампфа отступила сама, не дожидаясь клещей, и заняла оборону на Немане.

Галицкая битва 1914 года. В прореху у Мазурских озёр направилась новая, 10ая армия генерала Сиверса, и первым туда в конце августа прибыл Финляндский стрелковый корпус, который, ввиду известия о поражении Самсонова, терпел неудачи от немецких войск, но к середине сентября, со стабилизацией Северо-Западного фронта у Восточно-Прусской границы, корпус успешно перешёл в наступление и до весны 1915 года вёл бои на немецкой территории[11].

Тем временем, австро-венгерские армии рвались на Седлец, рассчитывая там соединиться с немецкими войсками, и окружить русские армии в Польском котле. И в те же самые дни, когда армии Самсонова и Ренненкампфа дрались в Восточной Пруссии, разворачивался самый тяжёлый этап Галицкой битвы – Люблин, Холмское сражение. В начале Галицкой битвы мы имели 40 дивизий против 86 австрийских, в конце — 51 1/2 против 42 австро-германских. По австрийскому плану мобилизации 10 корпусов были привязаны к русскому фронту, а 3 корпуса (5-я и 6-я армии) — к сербскому. Они входили в первую очередь перевозок по сосредоточению (лит. А.). 4 корпуса (2-я армия) образовывали вторую очередь — (лит. В.), которая могла быть направлена на тот или другой фронт. Главная масса австрийских войск — 1 -я армия Данкля и 4-я армия Ауфенберга — собиралась между Вислой и Перемышлем и направлялась на участок от Вислы до Холма. Кроме того, на левом берегу Вислы наступал 1-й австрийский и 1-й германский корпус. Здесь, в общем, не менее 24 австрийских дивизий направлялись против 18 русских дивизий, причем с запада охватывали не русские, а австрийцы.

Против наших 3-й и 8-й армий, наступавших с востока массой в 22 пехотные дивизии, Конрад оставил заслон — 3-ю армию Брудермана и группу Кевеша — силой не более 12 пех. дивизий[12]. Итак, такое сосредоточение сил предопределило исход Галицийской битвы, когда наступавшие в южной Польше австро-венгры, вынуждены были оттуда уйти ввиду наступавших им в тыл 3ей (Н.В.Рузский) и 8ой (А.А.Брусилов) русских армий, 6 августа наша 3-я армия перешла границу. Генерал Рузский сразу же сжал свой фронт со 120 верст на 75, решив действовать одними лобовыми ударами, не прибегая к фланговым маневрам. Примитивная эта стратегия еще более удаляла 3-ю армию от 5-й. 8 августа перешли Збруч и корпуса 8-й армии. Генерал Брусилов выделил из состава своего XII корпуса Заднестровский отряд, пошедший из Бессарабии на Буковину, в составе Терской казачьей дивизии и 2-й бригады 12-й пехотной дивизии, смененной затем 71-й пехотной дивизией. 8 августа, у деревни Ярославице, 10ая дивизия Ф.А.Келлера одержала победу над австрийской кавалерией. Атаковав австрийские батареи и завязав фронтальный бой, он бросил им во фланг 2 полка (Одесский уланский и Оренбургский казачий), но к австрийцам прибыли подкрепления, и Келлер решил лично ввести в бой штаб и конвой. Исход боя решили 2 эскадрона Ингерманландских гусар под командованием ротмистра Барбовича (будущий Белый военачальник) Тем временем, 4ая армия фон Зальца встретилась в бою с 1ой австрийской армией фон Данкля, 10-го же августа генерал Данкль атаковал силами 3х корпусов под Красником наш XIV армейский корпус и нанес ему полное поражение. 11 августа разбиты были XVI и Гренадерский корпуса, 12-го числа 4-я армия стала откатываться к Люблину.

В этот день генерал Зальца был заменен генералом Эвертом, который правильно оценил обстановку и смог остановить армию, приковав к себе австрийцев. Тем временем, генштаба фронта, М.В.Алексеев, решил нанести поражение австрийцам, ударив по ним силами 5ой и 3ей армий с тыла 1ой и 4ой австро-венгерским армиям. 4ой армии были направлены подкрепления из Польши, предназначавшиеся для удара на Берлин, в лице XVIII корпуса. Данкль окружил 4ую армию с обоих флангов. И на его правом фланге оказался прибывший 17 августа XVIIIкорпус, который сбил группу ген.Куммера и сровнял фронт. Трофеи русских составили: 1 генерал, 1000 пленных, 3 орудия, 10 пулеметов. Отличился Двинский полк. Положение под Люблином изменилось к лучшему, но под Суходолом (левый фланг 4ой армии) продолжало оставаться напряженным. Так русские армии, едва не угодив в окружение, вышли из намечавшегося котла, и в тяжелейших оборонительных боях середины августа сдерживали натиск австрийцев.

Группа войск, собиравшаяся на правом фланге 4-й армии, была объединена в составе 9-й армии. Уже 27 августа австрийцы почувствовали возросшую силу русского сопротивления; для усиления армии Данкля в ночь на 29 августа был переправлен у Юзефова австрийский корпус Куммора, а в ночь на 5 сентября — германский ландверный корпус Войрша. Тем не менее, наше положение к югу от Люблина становилось все устойчивее, инициатива переходила к нам, а очищение левого берега Вислы австро-германцами открыло простор действиям нашей кавалерии ген. Новикова, который глубоко продвинулся вверх по левому берегу Вислы. Моментом решительного перелома надо считать 1 сентября, когда австрийский X корпус, желая использовать промежуток между 4-й и 5-й русскими армиями для охвата левого крыла 4-й армии, захватил станцию Травники на железнойдороге Люблин — Холм. Уже 2 сентября спешно собранные нами 30 батальонов из состава 3 корпусов под командой ген. Мрозовского нанесли у сел. Суходолы сильное поражение X австрийскому корпусу. С этого момента неприятелю приходилось думать только об обороне. Отличилась под деревней Ярославовым (не путать сбоем у Ярославице) Петровская бригада Лейб-Гвардии. Куда входили Преображенские и Семёновские полки, сдержав натиск австрийцев и обратив их в бегство. В это же время в бой ввелась 5ая армия генерала П.А.Плеве, который в манёврировании у Томашова отразил австрийцев, не дав им ввести свою 4ую армию в бои у Люблина. Но моментом решившим исход движения на Люблин-Холмском направлении, оказалось то, что 13 августа наша 3-я армия, а затем и 8-я начали наносить сильные удары оставленному против них заслону 3-й австрийской армии и группе Кевеша.

При почти двойном превосходстве наших сил и при введении в бой австрийских сил по частям, эти бои — на р. Золотой Липе, а затем на р. Гнилой Липе — привели к вечеру 17 августа к полному разгрому австрийского заслона. 2 сентября нами был занят Галич, а 3 сентября — без боя — покинутый в панике австрийцами Львов[13]. Поражение заслона, прикрывавшего с востока наступление австрийцев на север между Вислой и Зап. Бугом, заставило австрийцев уходить из Польши. В конце августа и до 22 сентября, наши армии преследовали австрийцев, отбросив их в Карпаты. Результат с русской стороны был половинчатым, т.к. вместо окружения австрийских армий, мы их просто вытеснили из Галиции в Карпаты. Но занятие древнерусских земель бывшего Галицко-Волынского княжества, населённое преимущественно дружелюбным славянским народом русин, имело большое политическое значение, а австро-венгерские армии навсегда утратили боевой задор и силу начала войны и уже с октября 1914 и до самого конца войны представляли собой второсортный материал для боёв.

Атака Варшавы. Но в октябре немцы приготовились хоть чем-то компенсировать свои неудачи во Франции и взятие Парижа заменить взятием столицы русской Польши – Варшавы[14]. Но более насущная цель была поддержать своего почти разгромленного союзника – австрийцев, и с их помощью осуществить задуманное на востоке. С конца сентября по начало ноября на Висле развернулось Варшаво-Ивангородское сражение, где на северном фасе немцы и австрийцы рвались через Вислу, и измотавшись в боях, отступили, а на южном огромные силы австро-венгров сдерживали войска ген.Брусилова, начавшие Карпатское сражение. От Кракова и до Силезии расположилась 9ая армия германцев, которая при поддержке 1ой австро-венгерской армии должна была выйти к Висле и уничтожить русских там.

Благодаря мощной поддержке германской армии 2, 3 и 4-я австрийские армии, получившие пополнение, смогли 4 октября также перейти в наступление. Их задача заключалась в том, чтобы перейти через р. Сан и наступлением между Вислой и Западным Бугом в северном направлении заставить русских отказаться от обороны р. Вислы. Однако русские планомерно отошли за р. Сан и далее не позволили австрийцам продвинуться ни на один шаг. Вследствие этого центр тяжести австро-германской операции, намечавшийся по плану на правом берегу Вислы, оказался перенесенным на левый берег. Германцам, рассчитывавшим охватить с севера русский фланг в Галиции, через коридор между Вислой и Карпатами, вследствие русского контрманевра, прикрытого кавалерией, стал грозить с севера от Варшавы русский охват. Раз немцам не удалось застать русских врасплох, им надо было стремиться создать выгодные условия себе для обороны, а для этого надо было успеть занять левый берег р. Вислы прежде, чем русские успеют переправиться через реку в значительных силах. Германские корпуса еще двигались вперед, но в основе их маневра выдвинулась оборонительная задача. Первоначально германское наступление нацеливалось левым флангом на Ивангород — теперь приходилось свернуть его в северо-восточном направлении, чтобы протянуть левое крыло до Варшавы включительно. Ивангород же, прикрываемый кавказским корпусом генерала Ирманова держал немцев на Висле, не позволяя перейти её и начать попытку окружения русских армий. Немцы занять левый берег Вислы успели, но инициатива была упущена. Прорвав фронт у Вислы через австрийцев, русские, опираясь на Ивангород, перешли её, и отбросили немцев и австрийцев снова к границе.

3я армия, продвигаясь по Галиции, блокировала крепость Перемышль, оставив потом осаду на сформированную из второочерёдных дивизий Блокадную армию генерала Селиванова, а сама ринулась на штурм Карпат. Немцы не оставляли возможностей взять Варшаву и в ноябре попытались окружить российские войска у Лодзи. Русское командование, в свою очередь, планировало наступать в Силезию и на Позань. 14 ноября должно было начаться русское наступление. 4 русских армии (2, 5, 4 и 9-я) стояли лицом к Силезии и Познани. 3-я и 8-я армии, развернутые против австрийцев к югу от Верхней Вислы, прикрывали фланг вторжения. Правый фланг обеспечивался уступным положением правофланговой 2-й армии и расположением в районе Влоцлавск — Плоцк 1-й армии на обоих берегах Вислы. 10-я армия постепенно теснила слабую 8-ю прусскую от Немана и Бобра к р. Ангерапп и Мазурским озёрам.[15] Немцы же планировали группой Войрша из района Чехонстова при поддержке австрийцев сковать 2ую и 5ую армии, и группой Маккензена окружить их с севера. Назначенный ею командовать П.К.фон Реннекампф отступил к Лодзи, где задержал немцев. В прореху на Ловичи вошла группа генерала Шеффер-Бодяля, которая при содействии 2ой и 5ой русских армий оказалась в кольце. 25 ноября на Березине он сумел вырваться из окружения, понеся громадные потери. Для их освобождения сняли дивизии из Франции, которые прибыв на фронт попали в позиционное затишье, т.к. русские войска не стали ввязываться в бой со свежими силами противника рискуя быть разбитыми, ввиду обескровленности, без резервов и с ничтожным запасом снарядов.

Итак, кампания 1914 года завершилась позиционным затишьем в Восточной Пруссии и Польше, и вялотекущим наступлением в Карпатах. Но в армии уже обозначился снарядный голод. 1915 год встречали с надеждой на окончание войны, которая уже стала казаться слишком затянувшейся.


Примечания. 

[1] Керсновский А.И. «История Русской армии» М.:Голос, 1994. Стр. 179.


[2] Нелипович С.Г. Восточно-Прусская операция 4(17) августа — 2(15) сентября 1914 г. //Доклады академии военных наук. №5 (23) «Первая мировая война: поиски новых подходов к исследованию, приглашение к диалогу» Саратов.: Академия военных наук, поволжское отделение, 2006. Стр. 122 – 140.


[3] Имшенецкий Б.И. «Великая галицийская битва» Петроград.: типография И.В.Леонтьева, 1914. Стр.4.


[4] Коленковский А. «Манёвренный период империалистической войны» М.: Госвоениздат, 1940. Стр. 185.


[5] Оськин М.В. «Крушение германского билцкрига 1914» М.: Цейхгауз, 2006. Стр.26.


[6] Ростунов И.И. «Русский фронт Первой Мировой войны» М. Стр. 123.


[7] Керсновский А.И.Указ.соч. Стр. 190.


[8] Коленковский А.А. Указ.соч. Стр.199.


[9] Свечин А.А. «Общий обзор сухопутных операций» / «Великая и забытая война» отв.ред.Г.Перанвский. – М.:Яуза; Эксмо, 2009.


[10] Керсновский А.И. Указ.соч. Стр. 195.


[11] Сергеевский Б.Н. «Пережитое, 1914»  - Белград, 1935.


[12] Свечин А.А. Указ.соч. Стр. 48.


[13] Свечин А.А. Указ.соч. Стр. 53.


[14] Нелипович С.Г. «Кровавый октябрь 1914 года» - М.: Минувшее, 2014.


[15] Свечин А.А. Указ.соч. Стр.66.


Вернуться к списку

 

     
Анонс книги "Женские батальоны" Конференция Журнал Великая Война Ставропольская дева
Яндекс.Метрика