КОНТАКТЫ:
+7(812)946-57-56
info@historical.pro
Воспоминания начальника штаба 27-1 пехотной дивизии

Бутаков Ярослав - Цели кайзеровской Германии на Востоке

Встречаютсялюди, напрочь отрицающие значенние Первой мировой войны как ВторойОтечественной для России. В обоснование приводят иногда такой аргумент, что уГермании и ее союзников не было территориальных претензий к России. Но развеэто так?

…В майские дни1915 года Русская армия, истекая кровью и изнемогая от нехватки боеприпасов,героически отражала атаки врага на полях Галиции. Сосредоточив более половинысвоих вооруженных сил против России, австро-германский блок таранил нашуоборону, стремясь не просто вывести Россию из войны. У двухсрединно-европейских империй были свои далеко идущие планы на русскуютерриторию.

В разгарнаступления в Галиции 28 мая 1915 года германский канцлер ТеобальдБетман-Гольвег выступил в рейхстаге с разъяснением стратегических целей ВторогоРейха в войне. «Опираясь на нашу чистую совесть, на наше правое дело и на нашпобедоносный меч, – вещал премьер государства, не раз и не два поправшегомеждународное право в ходе той войны, – мы должны оставаться твердыми до техпор, пока мы не создадим все мыслимые гарантии нашей безопасности, чтобы никтоиз наших врагов – ни в отдельности, ни совместно – не осмелился начать опятьвооруженный поход»[1]. В переводе на обычныйязык это означало: война должна идти до установления полной и безраздельнойгегемонии Велико-Германского Рейха в Европе, чтобы больше ни одно государствоне могло противостоять любым его притязаниям.

Применительнок России это естественным образом могло означать одно. Поскольку большаятерритория составляет основу российского могущества, Российская империя должнабыть расчленена. Однако не только это. В планы германского правящего класса ужетогда входила колонизация «жизненного пространства» на Востоке.

Таким образом,у гитлеровского плана «Ост» порасчленению и колонизации России оказываются вполне «респектабельные»предшественники в кайзеровской Германии. Там эти идеи вынашивались многимидесятилетиями.

Еще в 1891году возникло объединение немецких интеллектуалов, военных, землевладельцев ипромышленников под именем Пангерманского союза. До Первой мировой войнывключительно Пангерманский союз служил главным вдохновителем империалистскойполитики кайзеровской Германии. Союз ратовал за активные германскиеколониальные захваты, усиление мощи германского военно-морского флота. Стечением времени деятели Союза стали выступать за экспансию Германии вЮго-Восточную Европу и на Средний Восток. Полагая, что в этом германскомстремлении Россия является конкурентом, Союз причислил ее к числу противниковГермании. Деятельность Пангерманского союза сыграла немалую роль в ориентациикайзеровской политики накануне 1914 года на конфронтацию с Россией.

Планыпересмотра сложившегося геополитического равновесия на Востоке Европыразвивались в Германии еще до официального создания Пангерманского союза инезависимо от него. В 1888 году немецкий философ Эдуард Гартман выступил вжурнале «DieGegenwart»со статьей «Россия и Европа», в которой проводилась мысль о том, что огромнаяРоссия опасна для Германии. Следовательно, Россию необходимо разделить нанесколько государств. В первую очередь, нужно создать своего рода барьер между«Московитской» Россией и Германией. Главными составными частями этого барьерадолжны стать т.н. «Балтийское» и «Киевское» королевства.

«Балтийскоекоролевство», по плану Гартмана, должны были составить «остзейские», то естьприбалтийские, губернии России, и земли бывшего Великого княжества Литовского,то есть нынешняя Белоруссия. «Киевское королевство» образовывалось натерритории нынешней Украины, но со значительным расширением к востоку – вплотьдо нижнего течения Волги. Согласно этому геополитическому замыслу, первое изновых государств должно состоять под протекторатом Германии, второе –Австро-Венгрии. При этом Финляндию следовало передать Швеции, Бессарабию –Румынии. Данный план стал геополитическим обоснованием украинского сепаратизма,над разжиганием которого усиленно работали в то время в Вене.

Намеченные Гартманом в 1888 году границыгосударств, которые предполагалось вычленить из тела России, практическиполностью совпадают с границами намеченных в 1942 году планом «Ост»«рейхскомиссариатов» Остланд и Украина.

Было быпреувеличением считать, что идеи немецкой экспансии в Россию до Первой мировойвойны полностью определяли мировоззрение правящих классов Германии иАвстро-Венгрии. Однако с началом Первой мировой войны эти идеи получилиблагодатную почву для распространения и завладения сознанием господствующихклассов в срединно-европейских империях.

В сентябре1914 года рейхсканцлер Бетман-Гольвег провозгласил одной из целей начавшейсявойны для Германии «по возможности оттеснить Россию от германской границы иподорвать ее господство над нерусскими вассальными народами». То есть почтинеприкрыто указывалось, что Германия стремится к установлению своего влияния наземлях Прибалтики, Белоруссии, Украины и Кавказа.

В декабре 1914г. руководство Пангерманского союза подготовило памятную записку кайзеровскомуправительству, известную под названием меморандум Класса—Гугенберга[2]. Вней указывалось, в частности, что «русского врага» необходимо ослабить путемсокращения численности его населения и предотвращения в дальнейшем самойвозможности ее роста, «чтобы он никогда в будущем не был бы в состояниианалогичным образом угрожать нам». Этого следовало достигнуть изгнаниемрусского населения из областей, лежащих к западу от линии Петербург – среднеетечение Днепра.

«Пангерманский союз» определил численностьрусских, подлежащих депортации со своих земель, приблизительно в семь миллионовчеловек. Освободившаяся таким образом территория должна была быть заселенанемецкими крестьянами.

С началом 1915года один за другим немецкие союзы промышленников, аграриев, «среднегосословия» принимают резолюции экспансионистского характера. Все они указываютна необходимость захватов на Востоке, в России. Венцом этой кампании стал съездцвета германской интеллигенции, заседавший в конце июня – начале июля 1915 годав Доме искусств в Берлине. На нем 1347 германских профессоров различныхполитических убеждений – от правоконсервативных до социал-демократических –подписали меморандум правительству, в котором обосновывалась программатерриториальных захватов, оттеснения России на восток до Урала, немецкойколонизации на захваченных русских землях[3].

Нужно различать,конечно, планы Германии в Первую и во Вторую мировые войны. В Первой это былитолько планы, не дошедшие даже до начальной стадии реализации. Не дошедшие,однако, лишь благодаря тому, что Германия не имела в то время возможностейприступить к их воплощению в жизнь. Намеченные к освоению территории нужно былоеще захватить и обеспечить себе безраздельное обладание ими. Даже оккупацияэтих земель кайзеровскими войсками в 1918 году не давала еще такой возможности,ибо на Западе продолжалась отчаянная борьба, оказавшаяся в конечном итогенеудачной для Германии. Но основы будущей «ост-политики» Третьего Рейханамечались и выкристаллизовывались именно в это время. Реализации этихустановок в годы Первой мировой войны помешало сначала героическоесопротивление русских войск, потом окончательное поражение Германии. Об этом неследует забывать.

Одним изглавных идеологов по «восточному вопросу» в Германии в годы Первой мировойвойны стал балтийский немец Пауль Рорбах. В 1914-1917 гг. в ряде статей воснованном их журнале «Das gr?ssereDeutschland» он развернул программу будущего «геополитическогообустройства» пространств на Востоке. Для характеристики Рорбаха немаловажентот факт, что он, наряду с известным геополитиком Карлом Хаусхоффером, был основателемоккультно-научного общества «Туле», которое не без оснований считают одной излабораторий будущего нацизма.

Рорбахпризывал к отказу от политики, «считающейся с Россией как с целым, как с единымгосударством». Главной задачей Германии в войне должно было стать изгнаниеРоссии из «всех областей, которые природой и исторически предназначены были кзападно-культурному общению и которые противозаконно перешли к России». БудущееГермании, по мнению Рорбаха, зависело от того, чтобы довести борьбу за эту цельдо конца.

К отторжениюот России Рорбах намечал три региона: 1) Финляндию, Прибалтику, Польшу иБелоруссию, совокупность которых он назвал «Междуевропой»; 2) Украину; 3)Северный Кавказ. Финляндия и Польша должны были стать независимымигосударствами под покровительством Германии. При этом, чтобы сделать отделениеПольши более чувствительным для России, Польша должна была прихватить при этомземли Белоруссии. Поскольку к концу войны лозунги чистой аннексии сталинепопулярными, то Прибалтика, согласно этому плану, должна была остаться вформальной федеративной связи с Россией, но с фактическим правомсамостоятельных внешних сношений. Это, считал немецкий идеолог, позволило быГермании установить в Прибалтике преобладающее влияние.

Особоезначение один из основателей общества «Туле» придавал отделению Украины отРоссии. Если Украина останется вместе с Россией, то стратегические целиГермании не будут достигнуты. Таким образом, задолго до американскогогеополитика Збигнева Бжезинского, Рорбах сформулировал основное условие лишенияРоссии великодержавного статуса: «Устранение русской угрозы, если время будетэтому способствовать, последует только путем отделения Украинской России отМосковской России; или эта угроза вообще не будет устранена». Рорбаху вторили идругие немецкие «идеологи» (например, Дельбрюк)[4].

В 1918 годуказалось, что мечты немецких геополитиков близки к осуществлению. Россияраспадалась. Войска двух кайзеров оккупировали Прибалтику, Белоруссию, Украину,Крым и Грузию. В Восточное Закавказье вошли турецкие войска. На Дону возниклоподконтрольное Германии казацкое «государство» во главе с атаманом Красновым.Последний пытался сколотить «Доно-Кавказский союз» из казацких и горскихобластей, что полностью отвечало плану Рорбаха по отторжению Северного Кавказаот России.

В Прибалтикегерманское правительство не делало секрета из аннексионистской политики.Нынешние прибалтийские националисты склонны считать февральские дни 1918 года,когда немецкие войска оккупировали Лифляндию и Эстляндию, днями провозглашениянезависимости своих стран. На самом деле Германия вовсе не собираласьпредоставлять им независимость. На землях Эстонии и Латвии было образованоБалтийское герцогство, формальным главой которого стал герцогМекленбург-Шверинский Адольф-Фридрих. На трон Литвы был приглашен принцВильгельм фон Урах, представитель побочной ветви королевского дома Вюртемберга.Реальная власть все это время принадлежала германской военной администрации. Вперспективе оба «государства» должны были войти в федеративный Велико-ГерманскийРейх.

Летом 1918года главы марионеточных «Украинской державы», «Всевеликого войска Донского» идругих подобных образований приезжали в Берлин с поклоном к своему августейшемупатрону – кайзеру Вильгельму II.С некоторыми из них кайзер был весьма откровенен, заявляя, что никакой единойРоссии больше не будет. Германия намерена содействовать увековечению расколаРоссии на несколько государств, крупнейшими из которых будут: 1) Великороссия впределах своей европейской части, 2) Сибирь, 3) Украина, 4) Доно-Кавказский илиЮго-Восточный союз[5].

Этим планам русскийнарод – при всех его правителях, не раз менявшихся в 1914-1918 гг. – недал сбыться.



[1] Цит.по: Н.Н. Яковлев. 1 августа 1914. М.,1993. С.175.


[2] Ф.И. Нотович. Захватническаяполитика германского империализма на Востоке в 1914-1918 гг. М., 1947. С.20-21.


[3] Н.Н. Яковлев. Ук. соч. С.175.


[4] Ф.И. Нотович. Ук. соч. С.15-16.


[5] А.И. Деникин. Очерки русской смуты.Т.2-3. М., 2003. С.432-433.


Анонс книги "Женские батальоны" Конференция Журнал Великая Война Ставропольская дева